ПУБЛИКУЕМ РАБОТУ НАШИХ ЭКСКУРСОВОДОВ

Исследование «ОТ ВОЙНЫ К МИРУ: ВЕКТОР ЖИЗНИ (по материалам интервью бывшей малолетней узницы немецкого концлагеря)» было представлено на межпредметной научно-практической конференци, недавно проходившей в гимназии.

Авторы: видеосюжета – Глущенко Ирина (7 в кл.), письменной работы – Гнездилова София Николаевна (7 в кл.), Дробуш Юлиана Петровна (7 а кл.)

Руководитель: Фастова Елена Игоревна, учитель истории и обществознания гимназии № 16, канд. пед. наук.

Несомненно, важнее, как принимает человек судьбу, нежели какова она на самом деле. 

Вильгельм Гумбольдт

ВВЕДЕНИЕ

Разные исторические отрезки получали от следующих поколений жителей планеты свои особенные названия, благодаря которым их можно легко распознавать, например, — «эпоха Возрождения», «тёмные века», «космическая эра» и т.д.

Своё особое наименование получил и век XX, в ходе которого произошло две мировых войны, — переломный век. Почему же XX век считают переломным? Что и кого он переламывал, сломал или не сломил?

Прошлое столетие характеризуется динамично меняющейся индустрией, бурным развитием научного знания и техническим прогрессом. Многие страны мира в этот период добились независимости, перестав быть колониями. В тысячи раз выросла скорость связи благодаря изобретениям телефонов, факсов, компьютеров. В исцелении ранее считавшихся неизлечимыми болезней (оспа, тиф, чума, холера и т.д.) медицина добилась многого, используя антибиотики, современное оборудование и совершенно новые препараты. Этот список можно продолжить великими достижениями культуры и спорта XX века, совершенствованием военной техники.

Но своего рода побочным эффектом процессов бесконечного совершенствования оружия, военной мысли и техники стали огромные потери и невиданные разрушения, которые человеческая цивилизация понесла именно в XX веке. Две мировые войны навсегда оставили в истории целых государств, в жизни семей и в душах отдельных людей свой кровавый и трагический след.

На страницах такого солидного издания, как энциклопедия «Великая Отечественная война 1941-1945 годов», приводятся данные о том, что за период с 1496 года до нашей эры по 1861 год, на один год мирной жизни человечества приходится 13 военных [4].

По оценкам ученых, за всю историю человечества насчитывается свыше 15 000 войн, в ходе которых погибло около 3,5 млрд. человек. Получается, что род людской сражается друг с другом столько же, сколько и существует. За 5 500 последних лет люди на планете прожили в мире не более 300 лет, то есть в среднем в каждом столетии страны и народы нашей планеты не воевали только одну неделю. Западный исследователь Р. Джексон приводит данные о том, что после 1945 года на Земле было зафиксировано всего 26 мирных дней [20].

Но есть примеры судеб наших соотечественников, которые война не перемолола в своих жерновах. И вопреки жестокой логике войны жизнь победила смерть, а обречённые сделались непобедимыми. Но какой ценой?!

Кто знает, почему так, — мы все получаем разные судьбы. У кого-то жизнь течёт размеренно и благополучно, как река на равнине. А у другого – удар за ударом, — сплошные испытания на прочность. Только держись! Чем можно объяснить такое неравенство обстоятельств? На этот вопрос мудрецы всего мира искали ответ во все эпохи, и каждый предлагал своё понимание человеческой судьбы и её тайной власти над нами: «Минуя нас, судьба вершит дела» (Петроний) [10].

Попробуем сравнить военное детство с жизнью ребёнка (подростка) в наши дни. Сейчас мы просыпаемся утром, с удовольствием съедаем заботливо приготовленный мамой завтрак и отправляемся в школу. Потом весь день внимательно (или не очень, — зависит от ученика) слушаем учителей, выполняем разные задания, каждый день открываем новое для себя. Возвращаемся домой, — и опять на всё готовое! Практически ни о чём не беспокоимся, сытые и всем довольные. Сейчас для нас огромная проблема, — это предстоящая контрольная, если заболел домашний питомец, или сломался гаджет. Совсем иным было детство советских ребят, уничтоженное в огне войны.

СССР, 1942-й год. Страна воюет, трудится в тылу, не покладая рук, но продолжает нести неисчислимые потери в борьбе с фашистскими захватчиками. До Великой Победы ещё так далеко, и поэтому не все в неё верят… Кто-то борется с вражьей силой, кто-то терпит, чтобы выжить, а кто-то пресмыкается перед захватчиком.

В детских сердцах царит растерянность и ужас от всего, что творится вокруг. Бомбёжки, разруха, голод, «новые порядки» оккупантов на родной земле, смерть близких и незнакомых, эшелоны бесплатной рабочей силы, увозящие людей в Германию, разрушенные войной семьи, исковерканные человеческие судьбы. И нет больше счастливой беззаботной довоенной поры детства, будто и не было никогда.

Среди всей этой массы людей, обездоленных в кровавых буднях войны, выделим одну маленькую девочку. Она родилась в 1944 году у «восточных рабочих» в адских условиях неволи — в немецком концлагере. Ей ещё совсем молодые родители – Полина и Матвей Масловы, угнанные на  принудительные работы в нацистскую Германию, смогли передать любовь и волю к жизни несмотря ни на что.

Дальше в нашей работе речь пойдёт о том, как складывалась судьба их дочери, жительницы Волгограда Валентины Александровны Усковой, с которой мы хорошо знакомы.

Своим соотечественникам и землякам, чья взрослая жизнь и детские годы пришлись на тяжёлое время Великой Отечественной войны, их непростым судьбам посвятили мы свой виртуальный музей «Человек на войне», который открылся в нашей гимназии № 16 осенью 2017 года [18].

Мы уже второй год работаем в нём экскурсоводами, имеем опыт проведения экскурсий по разным темам (рассказываем о судьбах  людей     на войне). За этот период нам самим не раз приходилось отвечать на вопросы слушателей.

В этом учебном году мы познакомились с возможностями образовательной платформы «Обучение на основе интервью. Принудительный труд в Германии 1939-1945 гг.». Из собранных на платформе материалов интервью мы узнали о судьбах граждан разных государств в годы Великой Отечественной войны, которые оказались в плену в немецких концентрационных лагерях или были угнаны на принудительные работы в нацистскую Германию. Изучение истории на основе метода устного интервью для нас по-новому раскрыло исторические события Второй мировой и Великой Отечественной войны. Это помогло нам под другим углом зрения увидеть и жизненные ситуации наших дней, переосмыслить свой опыт и опыт современников на уроках обществознания, когда мы обсуждаем вопросы, связанные с проблемами нравственного выбора, ценностей, культуры поведения, общения.

Участие в цикле занятий «Встреча с интересным человеком» помогло нам узнать, что в нашем районе проживают бывшие малолетние узники фашистских концлагерей, которые пережили ад нацистской неволи. Одна из них — наша соотечественница и современница, жительница Волгограда Валентина Александровна Ускова.

В.А.Ускова, фото ИА Высота 102,0

Её необычная биография подсказала нам идею интервью с использованием метода устной истории и историко-биографического метода в изучении исторических событий, определивших контекст её детства (см. приложение 1).

Объектом нашего исследования являются условия нацистских концлагерей, в которых жили малолетние узники.

Предмет исследования: уникальные обстоятельства рождения и детских лет жизни Валентины Александровны Усковой в условиях фашистской неволи и первых послевоенных лет.

Цели исследования:

— описать и реконструировать обстоятельства детства, ситуации первых лет жизни Валентины Александровны, используя историко-биографический метод, приёмы интервьюирования, наблюдения, изучения личных документов;

— изучить исторические события Второй мировой войны и первых послевоенных лет, ставших контекстом детства исследуемой личности, используя метод жизнеописания;

— определить влияние этих жизненных обстоятельств и исторических событий на становление и развитие внутреннего мира ребёнка.

Для достижения цели исследования необходимо решение следующих задач:

  1. Изучить условия принудительного труда остарбайтеров на примере родителей Валентины Александровны Усковой как обстоятельства её рождения в условиях нацистской неволи.
  2. Определить, насколько типичными были условия, в которых содержались малолетние узники немецких концлагерей, раскрыть суть этих условий, сопоставляя жизнеописания Валентины Александровны и воспоминания её сверстников.
  3. Установить, как складывалась дальнейшая судьба немецких узников после их возвращения на родину, выявить причины их направления в фильтрационные лагеря, определить отношение соотечественников к бывшим заключенным немецких лагерей.
  4. Реконструировать жизненные обстоятельства послевоенного детства Валентины Александровны на Украине, выявить их влияние на становление и развитие личности ребёнка.
  5. На основе проведённого исследования снять видеофильм «Рождённая в неволе».

Мы распределили между собой ролевые позиции при подготовке своего проекта (интервьюирование, видеосъёмка цикла встреч с интересным человеком, анализ личных документов, результатов наблюдения и материалов интервью, изучение исторической литературы, написание сценария фильма, монтаж, редактирование, озвучивание, оформление исследовательской работы).

Результатами нашей проектной и учебно-исследовательской деятельности стали

  • снятый видеофильм «Рождённая в неволе»,
  • подготовленная экскурсия к Международному дню освобождения узников фашистских концлагерей для учащихся нашей гимназии (11 апреля) на базе виртуального музея и
  • оформленная учебно-исследовательская работа.

ЗНАКОМСТВО С ЖИВОЙ ЛЕГЕНДОЙ

С Валентиной Александровной Усковой мы, экскурсоводы виртуального музея волгоградской гимназии № 16 «Человек на войне», впервые увиделись в прошлом году, когда она пришла к нам на занятие из цикла «Встреча с интересным человеком».

Валентина Александровна живёт в городе-герое, много лет является председателем районной общественной организации бывших малолетних узников фашистских концлагерей (см. приложение 2). В Волгограде этих людей с каждым годом становится все меньше, — это поколение, увы, уходит в историю. На этот момент всего в нашем регионе их проживает немногим более двух тысяч человек, многие из которых — инвалиды.

В международный день освобождения узников фашистских концлагерей они ежегодно проводят акции «Дорогой памяти и скорби», охотно встречаются с детьми и молодёжью, находят в себе душевные силы говорить о пережитой трагедии военного детства и о тяжелейшем послевоенном времени.

Валентина Александровна всегда откликается на приглашения и рассказывает гимназистам правду о том периоде, ведь в её память навечно врезались воспоминания военного детства.

Увидев её впервые, мы сразу подумали, что сама жизнь этой женщины олицетворяет судьбу человека XX столетия, она и есть живой образ своего века. Такой непростой оказалась её женская доля, противоречивая, как сам XX век. Она будто соткана из тяжких испытаний, утрат, лишений, борьбы, удач и счастливых событий. Просто – жизнь вопреки!

Несмотря ни на что, эта милая русская женщина не озлобилась, не ушла в себя, она выстояла и выдержала всё, оставаясь скромным, светлым, добрым и мудрым человеком.

В этом учебном году мы повстречались опять. Слушали воспоминания Валентины Александровны, её стихи и ответы на наши вопросы. А она оживляла в памяти картины пережитого…

В разгаре ещё было военное лихолетье, но весной 1944 года советские войска уже вышли к государственной границе СССР. В это время в немецком концлагере на свет появилась девочка…

«В одном из бараков лагеря Штутгарта [19,7], он назывался Бад-Канштат (см. приложение 3) [15], где находились узники — рабочие шарикоподшипниковой фабрики, вдруг раздался женский крик. Все замерли. Лица рабочих, измождённых, полуголодных, оборванных и грязных, когда они услышали плач новорожденного, осветились  доброй улыбкой» (из рассказов Валентины Александровны).

Узница по имени Полина родила дочку. Это и была маленькая Валентина. «В 1942 году моих родителей (фамилия наша была Масловы) немцы угнали в Германию», — воспоминает Валентина Александровна.

ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ РЯДОМ

Во время Великой Отечественной войны Германия остро нуждалась в дополнительной рабочей силе, так как в этот период большинство взрослых немцев воевали в регулярной армии. Для увеличения числа рабочих рук власти 3-го рейха начали вывозить людей с оккупированных территорий. В Германии их называли остарбайтерами —  «восточными рабочими».

Факультативные занятия на образовательной платформе «Принудительный труд в Германии: 1939-1945 гг.» помогли нам больше узнать о том, что депортация жителей СССР с января 1942-го намного выросла по сравнению с 1941-м годом. Это объясняется провалом гитлеровского плана молниеносной войны. Из-за того, что в экономике вермахта возник недостаток рабочей силы, фашистское политическое руководство решило компенсировать его за счёт гражданского населения захваченных фашистским режимом земель. Советские военнопленные в их доле всех узников концлагерей эту проблему не решали, поэтому в ноябре 1941 года  рейхсмаршал Г. Геринг объявил набор в Германию 2,8 млн. граждан с территории СССР [13].

К 20 ноября 1942 года по инициативе Г. Гиммлера приняли декреты о восточных рабочих. На основании этих документов свыше 3-х млн. угнанных из Советского Союза гражданских лиц подверглись массовой дискриминации. Нацисты объявляли людей, попавших в Германию из оккупированной части СССР, неполноценными и политически опасными. Немецкая милитаристская индустрия в тот момент нуждалась в рабском труде пленных. Условия содержания подневольных рабочих в полной мере отвечали идеологии нацистов, разделявших всё человечество на «низшие» и «высшие» расы.

По заключению Нюрнберского процесса, из СССР немецкими войсками было угнано около 4 миллионов 979 тысяч человек, все эти люди были представителями гражданского населения. Большую часть остарбайтеров вывезли из Украины.  В открытых источниках приводятся цифры, согласно которым украинские  рабочие составляли около 2,3 миллионов увезённых на чужбину людей.

По архивным материалам, предоставленным нам Валентиной Александровной, её мама, Маслова Полина (Пелагея) Григорьевна, была уроженкой села Глобино Глобинского района Полтавской области (см. приложение 5). В ноябре 1942 г. (точная дата в документах не указана) она была принудительно вывезена в Германию (см. приложение 4). К ноябрю 1942 года немецко-фашистскими оккупантами была занята значительная часть европейской территории СССР, включая и территории советских республик — Украины, Белоруссии, Латвии, Литвы, Эстонии и РСФСР. В 1942 году Полине было 18 лет. По своему возрасту, она относилась к категории лиц, подлежащих принудительному переселению. Возраст советских остарбайтеров составлял 16-26 лет.

Население, проживающее на оккупированных территориях, всячески уклонялось от  отправки в 3-й рейх. По этой причине гитлеровцы постоянно организовывали облавы. Жителей могли увезти прямо с церковной службы, схватить в деревне, на улицах городов, по дороге домой. Такой участи Полина пыталась избежать. И когда в селе заговорили о том, что для отправки в Германию оккупанты забирают только молодёжь из числа незамужних и неженатых, Полина зарегистрировала брак с односельчанином по имени Матвей. Но вскоре выяснилось, что это никого из них не спасло от принудительных работ. После прибытия к месту назначения восточных рабочих отправляли на невольничьи рынки, где их выставляли на продажу. Этот «товар» просматривали, главным образом, представители крупных компаний, у которых тогда фиксировалась нехватка рабочей силы («Хенкель» «Юнкерс», «Сименс» и ряд других). Многие из этих крупных корпораций до сих пор являются столпами экономики современной Германии. Часть остарбайтеров работала на крупных предприятиях рейха, но были и те, которых задействовали хозяева мелких частных фабрик.  На одну из них попали родители Валентины Александровны. «Мама говорила, что их с отцом вначале разлучили, — мужчин и женщин распределяли по разным лагерям, и только в 1943 году они случайно встретились на шарикоподшипниковой фабрике «Норма», где оба трудились чернорабочими…» (из воспоминаний Валентины Александровны).

Остарбайтеров содержали в спецлагерях, состоящих из 3-4 бараков на 200 человек каждый. По данным Федерального архива Германии, питались восточные рабочие очень плохо, около половины их ежедневного рациона составляли пищевые отходы. Такое питание, наряду с тяжелым трудом на производстве, подрывало здоровье работников. Поэтому 50 % их общего состава быстро утратила трудоспособность.

В Германии на новом месте работы каждый гражданин СССР получал памятный лист, в нём скрупулёзно перечислялись все запреты. Жители Советского Союза, попавшие на чужбину, обязаны были беспрекословно выполнять все распоряжения надзора. Им нельзя было уходить из лагеря без сопровождения. Остарбайтеры в обязательном порядке носили значок «OST», подтверждающий их принадлежность к рабочим с оккупированных территорий. Каждому человеку присваивался номер. Основным их документом была «Трудовая книжка для иностранцев». Тот, кто отказывался подчиняться или проявлял недовольство действиями немецких военнослужащих, сразу же высылался в концентрационные лагеря, где любые проступки пленных карались смертью.

 «Беременная мама ходила на работу, стягивая живот и пряча его под лохмотьями. Ей было так тяжело работать, как никому другому, она скудно питалась, но в бараке и на фабрике женщину поддерживали и помогали», — вспоминает Валентина Александровна.

Есть среди наших земляков те, которым суждено было родиться в неволе в Германии. Таких единицы, — их мамам каким-то чудом удалось спасти от смерти своих новорожденных. И биография Валентины Александровны Усковой также начинается с этого факта, — в 1944-м году кроха родилась в концлагере Штутгарта на территории Германии.

Валентина Александровна рассказывает: «Как правило, детей с матерями не оставляли. И все, кто был в бараке, всячески старались прятать их от надзирателей». Всё, что рассказала нам Валентина Александровна, она знает со слов своих родственников: и о своём рождении на исходе войны, в 1944 году, и о гибели отца в первые минуты своей жизни, о мытарствах матери, пытавшейся спасти жизнь своего ребёнка.

«Все стали уже расходиться по своим углам, но дверь барака открылась, полицай и надзиратель подошли к тому месту, где лежала Полина и испуганно прижимала к груди маленький комочек. Полицай попытался отнять у неё младенца. В этот момент её муж бросился на помощь, загородив собою мать и дитя. Полицай пришёл в ярость и выстрелил. Падая замертво, мужчина закрыл своим телом Полину с младенцем. Тут надзиратель что-то крикнул полицаю, — он вдруг увидел, что узники барака взяли его в кольцо. Поняв, что ребёнка им не отдадут, надзиратель с полицаем вышли прочь, злобно бросив: «Ничего, сами подохнут!» (из воспоминаний Валентины Александровны).

С этого дня в жизни Полины тревога умножилась, — она опасалась расставаться с малышкой и уходила на работу, привязывая девочку под грудью и прикрывая тряпьем. Все рабочие ей давали кто хлеба кусочек, кто — тряпку вместо пеленки. Когда дочку стало уже трудно привязывать к себе, мать заворачивала ее в тряпьё и прятала в мусорные ящики, иногда ребёнка приходилось оставлять в бараке с больными или совсем одну. Когда девочке было около года, она научилась ползать. И если вдруг попадала во двор, то надсмотрщик отфутболивал её сапогом назад в барак, бранясь и кидая слово «шайзе» («дерьмо»). Немецкое слово «шайзе» навсегда врезалось в память девочки, которая, казалось бы, ничего не могла  запомнить в силу своего малолетства. Однако отбирать ребёнка немцы больше не пытались.

В годы войны, как и взрослых, многих детей из СССР фашисты также угоняли в Германию. Иногда вместе с родителями их заставляли выполнять непосильную работу, терпеть лишения и голод, ставили над ними бесчеловечные опыты, умерщвляли всеми способами, какие только могли придумать! Немало детей оказалось во время войны в концлагерях, они были самыми уязвимыми в период творимых фашистами зверств.

Как они выжили? Какие  условия тогда были для детей? Война отняла у этих ребят  детство, но и в зрелые годы память о тяжком прошлом не отпускала их. Пережитые в раннем возрасте страх, лишения, бремя непосильного труда и полученные вследствие этого болезни препятствовали их полноценной жизни в мирное время.

Нам сегодня трудно даже представить себе то, что происходило в концлагере! Избиения узников, голод, отравление мышьяком и впрыскивание опасных веществ, проведение хирургических операций без обезболивающих средств, выкачивание крови, пытки, тяжёлый труд, газовые камеры, закапывание заживо, расстрелы…

Например, уставом концлагеря Саласпилс в целях экономии боеприпасов было предписано убивать детей только прикладами. Издевательства фашистов над людьми в концлагерях превзошли всё, что видело человечество в Новое время.

Заключенных практически не кормили: кусок хлеба и баланда из овощных отходов, — вот и весь рацион. Поэтому смерть ежедневно уносила сотни детских жизней.

Из воспоминаний выжившей узницы Освенцима Ларисы Симоновой мы узнаём, что раз в день давали прокисший суп из нечищеной брюквы, который был с землёй, с червями. Одним из блюд  являлся  ломтик хлеба толщиной в палец, мармелад из свеклы или маленькая картошка. Заключённые страдали от жажды, так как вода была в строго ограниченном количестве [16].

Для нацистов концлагеря служили не только фактором устрашения, но и местом проведения их бесчеловечных научных исследований, а также возможностью получения прибыли. В переработку для нужд рейха шли волосы, кожа, одежда, обручальные кольца умерщвленных узников, — всё вплоть до золотых коронок с зубов. Детей, как правило, увозили туда вместе с родителями, но позже их разделяли: одни попадали в концентрационные лагеря, других отправляли на принудительные работы в республики Прибалтики, в Польшу, Австрию и Германию.

Малолетние узники в большинстве погибали в газовых камерах. Такая участь была уготована детям расстрелянных партизан, ребятам, чьи родители были убиты за то, что состояли в компартии или являлись государственными работниками, а также еврейским детям.

Малышей в возрасте до шести лет отправляли в специальные казармы, где они умирали от голода и болезней. Нацисты организовали эксперименты над заключенными: они вводили им яды, проводили операции без наркоза, брали кровь у детей, которую передавали в больницы для раненых солдат вермахта. У многих детей-узников кровь забирали до самой смерти. Их тела, как мусор, вывозили в огромных корзинах, отправляли в печи крематориев или выбрасывали в ямы.

По воспоминаниям бывшего узника Освенцима Шломо Венезия, самые большие газовые камеры были рассчитаны на 1450 человек, но чаще всего нацисты загоняли туда  до 1700 людей. Они шли за заключёнными и били их палками. В камеры набивалось столько людей, что и после смерти они оставались стоять. Просто, падать было некуда [3].

Ещё гитлеровцы отбирали детей в возрасте от 2-х месяцев до 6 лет и отправляли их в специальные концентрационные лагеря, один из них назывался «Киндер КЦ». Там  определялась их «расовая ценность». Тех, кто проходил расовый отбор, ждала «начальная германизация». Они начинали учить немецкий язык, детей называли немецкими именами, давали им поддельное гражданство. После этого их отправляли в местные приюты. В немецких семьях, принявших усыновлённых славянских детей, и не подозревали об их  истинном происхождении.  В послевоенные годы на родину смогли вернуться ни более 3 % этих ребят. Остальные же 97% выросли и прожили жизнь, считая себя немцами. Не узнали о своём истинном происхождении,  к сожалению, и их потомки.

В нашем виртуальном музее хранятся воспоминания одной из узниц концлагеря Евдокии Мартыновны Аникановой [1], которая рассказывала, что в приютах детей ждало не менее ужасное отношение учителей и воспитателей. Были среди «наставников» и женщины. Запомнилась Евдокии Мартыновне красивая блондинка Эльза, учитель немецкого языка. Стремясь подражать сильному полу, она всегда одевалась в мужскую одежду, носила с собой плеть, на конце которой были шарики. За малейшую провинность она хлестала детей этой плёткой, после чего на коже оставались лилово-красные полосы, которые долго болели. Особое впечатление на малолетних пленников производила насаждаемая им «наука» выживания, установленная в детских домах. Там ребят воспитывали, как «волчат». Их заставляли драться за свои интересы. Учились они через жестокие игры. К примеру, учитель держал одну конфету, которую нужно было достать. Все хотели конфету. Дети  дрались всерьёз. Результат — один с конфетой во рту, а вокруг — плачущие от обиды и ранений, часто окровавленные и изодранные, — «слабаки». Но через несколько мгновений 5-6 мальчиков набрасывались на того, кто получил конфету, разжимали ему рот и пальцами доставали сладкую слюну, затем совали эти липкие пальцы себе в рот. И это уже были настоящие дети-волки без кавычек.

Дети находились в жутких условиях антисанитарии, в холоде и голоде. В бараках, где  они жили, им приходилось умещаться по 3 и более человека на одной кровати, многие из-за этих условий содержания заболевали и умирали.

В своих воспоминаниях бывшая узница Освенцима Лариса Симонова рассказывает, что бараки плохо отапливались, и детям приходилось греться в золе печей крематория. Особую жестокость проявляли некоторые женщины – надзирательницы. При виде одной из них — Марии Мендель — все замирали от ужаса, опасаясь последствий за свою «шалость». запомнила Лариса Симонова, как однажды Мария Мендель застала детей за их безуспешной попыткой согреться в золе, — другие девочки успели разбежаться, а цепенеющая от ужаса Лариса, которая оказалась не столь проворной, почувствовала на своей груди солдатский сапог, услышала, как затрещали её собственные кости, а спина затекла от тлеющих углей. Не подозревал тогда этот испуганный ребёнок, что лежит на сгоревших человеческих костях [16].

Почти всем потерявшим в плену здоровье, но оставшимся в живых, выплачивают компенсацию. Однако никто не сможет вернуть этим людям их детство и реанимировать их искалеченные души. Остаться осиротевшим и, несмотря на это, суметь вынести все тяготы в нечеловеческих условиях оккупационного режима, противостоять ему, вероятно, сумел бы совсем не любой ребёнок.

Ужасы немецких концлагерей встают перед нами в свидетельствах бывших малолетних узников. В том числе тех, кто сейчас живёт в нашем городе. На теле навсегда остались следы побоев и ран, которые с трудом зажили. Но более глубокие следы незажившими шрамами остались в душе. Это поколение ребят, у которых «украли солнце», лишили тепла и родительской заботы, дети без детства, несчастные жертвы войны, развязанной преступниками, безответственными взрослыми! Будем помнить об этих мальчиках и девочках, об их судьбах в годы Второй мировой войны. Просто помнить о них, погибших и спасшихся, прошедших через ад фашисткой неволи.

ДОЛГОЖДАННАЯ СВОБОДА

Однажды наступило время, когда нацисты-изверги забеспокоились о себе. В 1945 году наступил мир, вместе с американскими войсками к узникам лагеря, где находились Валя с мамой, пришла свобода, и пленные смогли вернуться на родину. Но освобождение из немецкой неволи не принесло бывшим узникам радости. В мирной жизни им пришлось столкнуться с негативным отношением к себе односельчан и родственников. С большим недоверием к бывшим военнопленным из Германии относились и официальные власти Советского Союза, зачастую считая их врагами народа.  «У мамы была мечта – приобрести профессию врача, но этот путь ей везде оказался закрыт. Тем не менее, она не опустила руки и не отчаялась, ведь счастьем было уже то, что война закончилась нашей победой, и люди возвратились домой», — поясняет ситуацию Валентина Александровна.

После освобождения Полина с дочерью попали в фильтрационный лагерь в Нортхаузене. Там они пробыли до начала осени победного 1945-го года.

Потери Советского Союза в Великой Отечественной и во Второй мировой войне оказались больше, чем у всех стран антигитлеровской коалиции, фашистского рейха или его союзников. Выяснение точной численности погибших продолжается до сих пор. В исторической науке проводят исследования с целью определения количества военнослужащих и гражданского населения, оказавшихся во вражеском плену. Историки называют разные цифры: от 4,2 до 6,3 миллиона человек. Ужасы нацистского плена и концлагерей закончились для тех, кто смог дожить до прихода Красной армии. Но в Советском Союзе бывшие узники сразу превратились в жертв политических репрессий. Этот  юридический статус бывшим пленным был присвоен в соответствии с указом Президента Российской Федерации от 24 января 1995 г.

Что происходило на Родине с людьми, прошедшими фашистский плен? Что представляла собой система проверки бывших советских военнопленных органами государственной безопасности СССР, – так называемая фильтрация? Какая категория лиц становилась объектом пристального внимания органов госбезопасности?

В первую очередь проверке (фильтрации) подлежали военнослужащие Красной Армии, которые попали в плен при выходе из окружения вне состава своей части и при прочих подозрительных обстоятельствах, а также обычные гражданские лица, которые были  обнаружены наступавшими советскими войсками на освобождаемой от противника территории. Мы с интересом ознакомились с бланком опросного листа, который приходилось заполнять тем, кто вернулся на родину из германской неволи (см. приложение 5).

Сама проверка (фильтрация) представляла собой сложный процесс, в котором было несколько этапов: организационный, контрразведывательный, идеологический и экономический. Самыми известными фильтрационными учреждениями являются созданные проверочно-фильтрационные лагеря (ПФЛ) НКВД. Всего с января 1942 года по июнь 1945 года в СССР их было создано 68.

Рассказ о фильтрации в ПФЛ будет неполным без упоминания об исправительно-трудовых лагерях. Ещѐ в 1943 году в некоторые из них направляли бывших военнопленных и окруженцев для прохождения проверки и для трудового использования. Тяжёлый принудительный труд обитателей спецлагерей, «спецконтингента», использовали на лесозаготовках и рудниках, в шахтах и на стройках, на предприятиях металлургической промышленности и в машиностроении. Невыполнение установленной нормы выработки грозило работникам снижением норм питания, для многих это оборачивалось почти неминуемой смертью. А в конце 1943 года специальные лагеря передали в ведение ГУЛАГа, и их обитателей автоматически уравняли в правах с заключенными.

Начиная с 1943 года на первое место по важности работы с бывшими военнопленными вышла задача их трудового использования. Поэтому возле объектов промышленности открывались всё новые лагеря. Достижение определённых показателей производственного плана становится не просто первоочередной задачей, но и законом, условием реализации которого было использование на тяжёлых работах необходимого количества людей, способных выполнять норму. Это объясняет причины задержки людей в спецлагерях без всякой связи с фильтрацией.

Некоторое время бывшие пленные и окруженцы безропотно терпели лагерный режим как необходимое условие для выявления вражеских элементов. Позднее к этому прибавились изнурительные работы, а сроки окончания проверки вообще не озвучивались. Незнание сроков заключения оказалось, по словам заключённых, ни менее тяжёлым наказанием, чем расстрел. Один из бывших военнопленных, находящийся на проверке в лагере, сообщал в письме к своим родным, что работать им приходилось ежедневно по 12 часов, кормили плохо, за отказ выйти на работу наказывали тюрьмой, с заключёнными не церемонились, обращение с ними со стороны надзирателей было унижающим человеческое достоинство.

По свидетельствам узников спецлагерей, их положение практически не отличалось условий, в которых жил работающий на износ, голодающий и переносящий массу лишений советский тыл. Но снабжение, за которое отвечал Наркомат обороны, и приписка к заводской столовой гарантировали им хоть какой-то стабильный рацион питания. Более всего прочего «проверяемых» отличало от обычных тружеников тыла наличие особых трудовых стимулов.

С конца 1944 года были созданы специальные запасные части для возвращённых из Европы советских граждан и проверки военнослужащих. По этой причине из 1,5 с лишним миллионов человек всего 226 000 попали в спецлагеря и лагеря системы ГУЛАГ, но не как заключённые, а с формулировкой «для прохождения фильтрации». Что предполагало и их трудовое использование в особых лагерных отделениях. Заметим, что по условиям содержания запасные части и рабочие батальоны для репатриантов почти не отличались от лагерей.

Летом 1945 года в лагеря ГУЛАГа началось регулярное поступление людей на проверку. По окончании фильтрации их передавали в качестве постоянного кадрового состава обслуживать предприятия на правах вольнонаѐмных рабочих. Как и лица, переданные в промышленность из ПФЛ, они были не вправе уезжать или самостоятельно менять места работы. Кстати, сходные правила распространялись и на работников эвакуированных заводов.

Через этот гигантский поток фильтрации прошла и Пелагея Маслова. И поскольку против неё компрометирующих материалов в деле не было, молодой женщине было разрешено вернуться домой, в украинскую деревню Глобино Полтавской области. К этому времени её ребёнку уже было 1,5 года (см. приложение 6).

Мама Валентины Александровны ушла из жизни совсем молодой.

«Она подрабатывала в колхозе на разных работах, — куда пошлют. Там она встретила молодого парня, который вернулся с фронта. У него было ранение в пах, и он думал, что никогда не сможет иметь детей. А у мамы уже была я. И они решили пожениться. Мама была счастлива, — наконец-то ей повезло в жизни! Однажды она с остальными работниками шла с поля, началась страшная гроза. Но маму переполняло счастье, и она шла и пела песни. Ей попеняли, что не стоит в такую грозу петь, что это не к добру. Но мама только смеялась. Пришли домой, в маленькую кухоньку со столом у окна, с печью посредине. Мамина сестра держала меня на руках, сидя у двери, а мама подошла к печи. И тут прогремел страшный взрыв, — шаровая молния влетела в трубу и поразила её насмерть» (из воспоминаний Валентины Александровны).

Так маленькая Валя, без того хлебнувшая горя с первых дней своей жизни, осталась сиротой.

«После гибели мамы я какое-то время жила в семье её сестры. Тогда на Украине был страшнейший голод, и лишний рот никому не был нужен. Двоюродный брат, видимо, наслушавшись разговоров своей матери, всячески старался от меня избавиться, подстраивая всякие каверзы. Например, заставлял меня забираться на крышу и прыгать оттуда в надежде, что я разобьюсь. Поэтому у меня множественные переломы ног.

Однажды тётя повела меня к деревенскому фельдшеру. Ссылаясь на то, что у неё много детей и ей не прокормить ещё одного ребёнка, тётя попросила военфельдшера взять меня. Та отказалась, ведь у её мужа были перебиты обе ноги, и он был прикован к постели. А ухаживать за лежачим мужем и растить меня — было ей не под силу.

Было уже темно, добираться до дома было страшно, и тётя попросилась на ночлег. А когда утром все проснулись, тёти моей и след простыл. Она оставила мой узелок с кое-какими вещами и документами, а сама сбежала. Когда Клавдия — так звали фельдшера — просмотрела мои документы и узнала, что я выжила в концлагере, сердце её дрогнуло. Я помню, как она повернулась к мужу и спросила: «Ну как я смогу и тебя, и её поднять?». Муж её долго молчал, а потом сказал: «Знаешь, ты меня выходишь, а потом мы с тобой её вырастим. Нам с тобой её Бог послал». Так меня и удочерили. И я из Масловой превратилась в Букину. И отчество моё из Матвеевны превратилось в Александровну.

Моя приёмная мама была человеком очень самолюбивым, гордым и не хотела, чтобы кто-то знал, что я им не родная. Она демобилизовалась, и мы уехали в Кременчуг. В поезде у нас украли чемоданы с вещами и документами, и нам было очень нелегко жить, но мы всё равно были счастливы. Отца мама, конечно, поставила на ноги» (из воспоминаний Валентины Александровны).

Семья прожила в Кременчуге до 1956 года, а потом уехала в Сталинград к родственникам. «И дальнейшая моя судьба связана с городом, который отстояли, как и жизнь новорожденной в концлагере, люди с добрыми и храбрыми сердцами, умелыми руками и чуткими душами», — говорит Валентина Александровна.

Девочку воспитали приемные родители, ставшие ей родными. Жили они в ладу и в согласии. Но вдруг из семьи ушел отец, и для ребёнка это стало новым потрясением.

ЖИЛА-БЫЛА СЕМЬЯ…

Уже повзрослевшая Валентина своего будущего мужа увидела во сне. Познакомилась Валентина с Юрием Ивановичем в ДОСААФ, где он приобретал специальность военного лётчика, а Валентина Александровна оканчивала курсы телеграфистов. После многолетней добросовестной службы Юрий Иванович  вышел в отставку.

Их сын также выбрал путь человека военного, окончил военно-морскую школу в Севастополе и службу проходил на Севере. В семье сына подрастало уже трое детей, когда он погиб.

Автокатастрофа, которая унесла его жизнь, произошла более 10 лет назад, и с этого дня в сердце матери навеки поселилось горе от этой невосполнимой утраты. Валентине Александровне, человеку открытому и общительному, помогли пережить потерю сына её друзья, которые уже много лет вместе с ней ведут общественную работу.

А она продолжает свой рассказ: «Мой сын и сейчас со мной. Его дети — мои внуки — продолжают наш род. Жизнь идёт, время немножко сгладило весь ужас потери, — говорит она. — Внуки напоминают мне моего сына: очень похожи».

Несколько лет назад Валентина Александровна овдовела. От этих потерь самых дорогих ей людей беспокойное женское сердце начало болеть. Но справиться с недугами ей помогает творчество.

Она поясняет: «Наступил момент, когда все свои мысли и чувства, пережитые в детстве, я решила излить на бумагу. Получились стихи о войне, о судьбах детей военного времени. Ведь эту память нужно хранить вечно»…

«Внук смотрит на виски седые.

И жмется щечкой к орденам.

В глазенках искры голубые,

геройский дед в награду дан!».

А ещё её искренние строчки запечатлели тёплые воспоминания о родных, — о сыне и о муже, о других людях с их нелёгкой судьбой. Посвящает Валентина Александровна свои стихи природе, пишет о любви, о красоте, — о вечном и понятном каждому, в каком бы веке он ни жил, хоть в двадцатом, хоть в двадцать первом.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Почему мы решили рассказать о Валентине Александровны Усковой? Наверное, потому, что события противоречивого XX столетия сформировали контекст её собственной судьбы, отразились в её характере, её отношении к жизни, к людям, к невзгодам и удачам.

Нам повезло в том, что мы познакомились и получили возможность общаться с этой женщиной. Ещё многому нам, растущим в XXI веке, у неё следует поучиться. Например, тому, как нужно достойно встречать удары судьбы, стойко переносить испытания, оставаясь при этом чутким и мудрым человеком, который считает себя ответственным за собственную жизнь, за судьбу своих близких и за целую страну.

Ведь, как известно, «Детям нужны не поучения, а примеры» (Жозеф Жубер) [8].

В результате исследования нам удалось установить следующее.

Во-первых, родители Валентины Александровны относились к категории остарбайтеров («восточных рабочих»), угнанных на принудительные работы в Германию в ноябре 1942 года, когда нацистская Германия испытывала потребность в дополнительной рабочей силе. Валентина Александровна родилась в одном из бараков лагеря Штутгарта, который назывался Бад-Канштат, где находились узники — рабочие шарикоподшипниковой фабрики. Поиск следов этого предприятия пока результатов не дал. Сведений о нем нет и в современной Германии. По словам Валентины Александровны это объясняется тем, что во время Второй мировой войны были уничтожены многие документы. Анализ исторической литературы и материалов образовательной платформы «Обучение на основе интервью. Принудительный труд в Германии 1939-1945 гг.» позволил нам описать условия жизни остарбайтеров в Германии, восстановить причину и обстоятельства гибели отца Валентины Александровны и реконструировать события, связанные с её рождением.

Во-вторых, сопоставительный анализ различных воспоминаний малолетних узников немецких концлагерей, в том числе, и тех, которые размещены у нас в виртуальном музее, условия их содержания, обращение с ними немецких полицаев, позволяет нам утверждать, что в концлагерях дети содержались с чудовищным нарушением их прав. Прежде всего, нарушались их личные права: право на жизнь, свободу, личную неприкосновенность, личное достоинство, право жить и воспитываться в семье, право знать своих родителей, расти в условиях, сохраняющих здоровье. Это явилось травмирующим обстоятельством, но не озлобило и не ожесточило детей поколения 40-х гг. Поразительным образом это обстоятельство определило чистоту их помыслов, богатство их внутреннего духовного мира, стремление к подвижничеству и жизни на благо общества, заботу о будущем подрастающего поколения. Новым для нас знанием стал факт создания особой системы воспитания советских детей в условиях их изоляции от Родины, семьи и родственников. С удивлением мы узнали и о том, что среди немецких надсмотрщиков были те, кто с состраданием и пониманием относились к беременным женщинам и детям, и скрытно оказывали им помощь. Но в целом, такие случаи были, исключением.

В-третьих, на судьбу малолетних узников оказало влияние отношение советского государства и соотечественников к людям, прошедшим плен и неволю. Многие из них оказались под подозрением, прошли выматывающую проверку в фильтрационных лагерях, или даже заключение в лагерях системы ГУЛАГ, на Родине им пришлось столкнуться с враждебным отношением к себе со стороны односельчан и местных органов власти, лишиться многих привилегий и прав, долго доказывать свою непричастность к факту предательства Родины.

В-четвёртых, исторические события послевоенной Украины были связаны с голодом 1946-47 годов, трудностями, лишениями, которые повсюду сопровождали послевоенную жизнь. В этих непростых условиях Валентина Александровна потеряла маму и оказалась в приёмной семье. Представителям поколения 40-х годов также как и современному поколению, приходилось делать нелёгкий моральный выбор. Трудно осуждать тех, у кого не хватило внутренних сил в этих тяжёлых обстоятельствах заботиться не только о себе и своей семье, но и о тех, кто был рядом, кому так была нужна помощь, забота и сострадание. Но у таких людей, как Валентина Александровна, хватило и физических, и моральных сил не только выжить, но и стать Человеком с большой буквы, настоящим ЧЕЛОВЕКОМ.

Перспективы своего исследования мы видим в том, чтобы расширять поиск исторических источников, находить новые жизнеописания и воспоминания простых людей, живших в военное время, изучать их личные документы. Мы продолжим исследовать исторические события через призму судеб обычных людей, бывших очевидцами и участниками исторических событий, используя историко-биографический метод и метод устной истории, будем пополнять новыми материалами наш виртуальный музей. Только так можно в действительности получить объективное, непредвзятое знание о событиях прошлого, осмыслить для себя настоящее, извлечь уроки для будущего, сохранить преемственность поколений.

БИБЛИОГРАФИЯ И ИСТОЧНИКИ

  1. 1. Аниканова Е.М. Не забывается год, когда мне было четыре. Непридуманные рассказы о войне. Цит. по виртуальный музей гимназии № 16 «Человек на войне». URL: http://vmuseum.volgedu.ru/?page_id=759 (дата обращения 31.12.2018)
  2. Борозняк А. И. Трагедия остарбайтеров в зеркале исторической науки и исторического сознания ФРГ// Вехи российско-германских отношений (40-90-е годы XX века). — Волгоград, 2001. — Вып. 1. — С. 119—127.
  3. Борьба за жизнь: выживание детей в концлагерях. URL: https://108km.livejournal.com/58205.html (дата обращения 15.10.2018)
  4. Великая Отечественная война 1941-1945 годов. Том 12 Итоги и уроки войны.- Москва: Кучково поле, 2015.- 864 с.
  5. Вербицкий Г. Г.Остарбайтеры: История россиян, насильственно вывезенных на работы в Германию во время Второй мировой войны. — 3-е, испр. — СПб.,: С.-Петерб. ун-та,, 2004. — 240 с.
  6. Вониш А., Кнолль Х., Руггенталер П., Штельцль-Маркс Б.;, Нац. арх. Респ. Беларусь, Бел. респ. фонд «Взаимопонимание и примирение».Ostarbeiter = Остарбайтеры: Принуд. труд бел. населения в Австрии: Док. и материалы. — ГрацАвстрия: Ин-т по исслед. последствий войн, 2003. — 324 с.
  7. Главное кладбище Штутгарта. URL: https://de.wikipedia.org/wiki/Hauptfriedhof_Stuttgart#Zwangsarbeiter (дата обращения 20.10.2018)
  8. Жозеф Жубер: цитаты, афоризмы, высказывания и мысли великих и умных людей. URL: http://www.inpearls.ru/author/joseph+joubert (дата обращения 4.01.2019)
  9. Латышев А. Фильтрация / Живая история. URL: http://lhistory.ru/statyi/filtraciya
  10. Петроний Гай. Цитаты, афоризмы, высказывания, фразы. URL: http://aphorism-citation.ru/index/0-113 (дата обращения 20.11.2018)
  11. Полян, П. М. Жертвы двух диктатур : Жизнь, труд, унижение и смерть сов. военнопленных и остарбайтеров на чужбине и на родине/ Ин-т географии РАН. — М.: РОССПЭН, 2002. — 895 с.
  12. Прошкин И. «Советские рабы» в нацистской Германии: шокирующие факты. URL: http://russianru/post/sovetskie-raby-v-nacistskoy-german/ (дата обращения 4.12.2018)
  13. Принудительный труд: хронология событий. Обучение на основе интервью. URL: https://obuchenie-na-osnove-intervyu.org/istoricheskii-kontekst/prinuditelnyi-trud-1939-1945-gg-vozvraschenie-pamyati#/zadaniya (дата обращения 25.11.2018)
  14. Смыслов О.С. Плен. Жизнь и смерть в немецких лагерях. URL: https://military.wikireading.ru/63356 (дата обращения 27.10.2018)
  15. Советские военные мемориалы в Германии. Германо-Российский музей Берлин-Карлсхорст. URL: http://www.sowjetische-memoriale.de/index.cfm?inhalt=detail&lang=ru&id=11947
  16. «Трижды выводили на расстрел». Малолетняя узница — о детстве в концлагере. URL: http://www.tmn.aif.ru/society/details/ih_trizhdy_vyvodili_na_rasstrel_maloletnyaya_uznica_o_detstve_v_konclagere
  17. Хвостова А. Концлагеря фашистов, пытки. Самый страшный концлагерь фашистов. URL: https://www.syl.ru/article/189400/new_kontslagerya-fashistov-pyitki-samyiy-strashnyiy-kontslager-fashistov
  18. Человек на войне. Виртуальный музей МОУ гимназии № 16 Волгограда. URL: http://vmuseum.volgedu.ru/ (дата обращения 05.01.2019)
  19. Штутгарт, Бад-Канштатт: современная карта местности.

ПРИЛОЖЕНИЯ

Приложение 1. Вопросы к интервью

  1. Вы рассказывали о том, что появились на свет в Германии, как называется место Вашего рождения? Где оно находится?
  2. Как звали Ваших родителей? Насколько мы поняли, они были ещё очень молодыми, когда грянула война. Они вместе росли или просто были родом из одного украинского села?
  3. Расскажите, как они пытались избежать угона в Германию, какие шаги предпринимали?
  4. На каком предприятии они стали «остарбайтерами»? Что там производилось?
  5. В каких условиях содержались «восточные рабочие»?
  6. Как Вашей маме удавалось выполнять нормы, если она уже была беременной, ей было предоставлен какой-нибудь лёгкий труд?
  7. С чьей стороны ей оказывалась помощь, в чём она выражалась?
  8. Расскажите о «Трудовой книжке для иностранцев», что это за документ?
  9. Из книг и фильмов мы знаем, что матерей разлучали с их маленькими детьми в концлагерях. Как же получилось, что Вас оставили при ней?
  10. Из публикаций в СМИ мы знаем, что подобных Вашему случаев, когда ребёнок рождался у матери в концлагере, история знает не так много. И лишь единицам из них удалось выжить. Какими были условия для младенцев в лагере, где были размещены Ваши родители?
  11. Вы сообщали, что в 1945 году этот лагерь освободили американские союзники. Почему же маму вместе с Вами потом отправили на фильтрацию?
  12. Что за процедуры проводились в фильтрационном лагере, кто подпадал под них? Как долго по времени они продолжались?
  13. После возвращения Ваша мама мечтала о том. чтобы выучиться на врача. Почему этого не удалось достичь?
  14. Как относились окружающие к тем людям, которые в годы войны были угнаны на принудительные работы и потом прошли через фильтрацию? На чём основывалось такое восприятие соотечественниками бывших узников фашистских лагерей?
  15. Своего отца Вы потеряли в первый же день Вашей жизни. А как сложилась судьба Вашей мамы после войны?
  16. По какой причине вы попали в приёмную семью, как к Вам относились приёмные родители?
  17. Какие значимые события в Вашей биографии произошли в ХХ и в ХХI веке?
  18. В чём Вы видите смысл жизни?
  19. С кем общаетесь, чем занимаетесь в настоящее время?
  20. У Вас трое внуков, которых Вы очень любите, о которых заботитесь. А какие пожелания всему сегодняшнему молодому поколению нашей страны у Вас есть?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *