В ЭТИ ДНИ 77 ЛЕТ НАЗАД…

СССР бомбил Берлин летом 1941 года.

Напомним, что 7 августа 1941 года советская авиация нанесла первый бомбовый удар по Берлину.

ВОЗДУШНАЯ ВОЙНА

Лето 1941 года для Советского Союза было горьким. Гитлеровские войска стремительно продвигались на Восток, Красная Армия оставляла один город за другим, потери в живой силе и технике были огромными.

22 июля 1941 года, ровно через месяц после начала войны, немецкая авиация совершила первый налет на Москву. С этого дня атаки стали регулярными.

Разрушить столицу бомбардировочной авиации Третьего Рейха не удалось. Система ПВО Москвы оказалась весьма эффективной и свела эффективность немецких авиаударов к минимуму. Немцы, прорываясь к городу, несли очень большие потери.

Тем не менее, начало бомбардировок Москвы имело серьезный психологический эффект. Бодрости духа это факт не придавал ни бойцам Красной Армии, ни мирному населению.

Требовалась ответная акция, которая показала бы, что и Советский Союз способен наносить врагу болезненные удары. Но как ответить, если немцы продвигаются все глубже по территории СССР?

ОСТРОВ СТРАТЕГИЧЕСКОГО ЗНАЧЕНИЯ

Через четыре дня после первой бомбардировки Москвы на прием к Сталину пришелнарком ВМФ СССР адмирал Николай Кузнецов. Он представил  план бомбардировки Берлина.

В первые дни войны автор плана — генерал Жаворонков — рассматривал планы возможных ударов авиации по немецким портам. Скоро он понял, что бомбардировщики способны «достать» и до Берлина.

Задача была труднейшей — к концу июля советские войска оставили Литву и Латвию, и с трудом удерживали за собой часть Эстонии.

Под контролем советских войск оставалась самая западная точка суши, откуда на тот момент Красную Армию не сумели выбить гитлеровцы, это остров — Эзель (Сааремаа) . На Эзеле был аэродром Кагул, который мог быть подготовлен для удара по Берлину.

Сталин одобрил план, предложенный ВМФ. 1-му минно-торпедному авиационному полку 8-й авиабригады ВВС Балтийского флота под командованиемполковника Евгения Преображенского был отдан приказ произвести бомбовый удар по Берлину и его военно-промышленным объектам. Общее командование операцией было поручено генералу Жаворонкову.

УДАРОМ НА УДАР

Подготовка шла в условиях строжайшей секретности. В полку были отобраны 15 лучших экипажей, составивших ударную группу.

3 августа 1941 года к острову Эзель подошел караван судов, который привез все необходимое для дооснащения аэродрома. 4 августа на аэродром Кагул прибыли самолеты ударной группы.

Задача была очень сложной. Бомбардировщикам в воздухе предстояло провести около 8 часов. Чтобы не раскрыть себя, было установлено полное радиомолчание в эфире. Полет должен был проходить на высоте 7000 м при температуре – 40 градусов в условиях недостатка кислорода. Поэтому причине летчики должны были все время находиться в кислородных масках.

Дальность полета ограничивала и грузоподъемность — не более 1-й 500-килограммовой бомбы или 2-х 250-килограммовых.

В ночь на 6 августа 5 самолетов группы произвели разведвылет. Было установлено, что хорошо оснащенная ПВО столицы Третьего Рейха расположена кольцом вокруг города в радиусе 100 км.

Пробиться было непросто, но на стороне советских летчиков был эффект внезапности, ведь появления их в небе Германии никто не ждал. Глава люфтваффе Герман Герингуверял, что ни одна советская бомба не упадет на Берлин, а главный нацистский пропагандист доктор Геббельс уверял, что советских ВВС больше не существует.

В 21:00 7 августа группа из 15 бомбардировщиков ДБ-3 под командованием полковника Преображенского вылетела с аэродрома Кагул. Помимо фугасных бомб, бомбардировщики снарядили и «агитбомбами», начиненными листовками. Эти листовки должны были показать немцам, кто именно нанес удар.

Немцы видели самолеты, идущие в сторону Берлина. В районе Штеттина немецкие прожектористы своим светом даже предлагали осуществить посадку на ближайшем аэродроме. Наземные службы Третьего Рейха были уверены, что над ними свои самолеты, возвращающиеся с задания.

Когда первая группа бомбардировщиков подошла к Берлину, там явно не ждали нападения. Никакой светомаскировки, город ярко освещен, и это помогло советским летчикам в нанесении ударов. Гасить освещение в Берлине стали лишь тогда, когда раздались первые взрывы бомб.

Часть самолетов группы Преображенского нанесла удар не по самому городу, а по его предместьям.

Гитлеровская ПВО «ожила». Бомбардировщики прорывались назад сквозь разрывы снарядов противника. Нарушив радиомолчание, командир группы Евгений Преображенский приказал передать в штаб: «Мое место — Берлин. Работу выполнил. Возвращаюсь». Чтобы не случилось при возвращении, Родина должна знать, что удар по столице Рейха состоялся.

СООБЩЕНИЕ О БОМБЁЖКЕ БЕРЛИНА

К 4 утра 8 августа на базу вернулись 14 из 15 самолетов группы. Один ДБ-3 разбился уже на подходе к аэродрому Кагул.

8 августа берлинское радио сообщило: «В ночь с 7 на 8 августа крупные силы английской авиации, в количестве 150 самолётов, пытались бомбить нашу столицу… Из прорвавшихся к городу 15 самолётов 9 сбито, скоро они будут выставлены на всеобщее обозрение».

В ответ Би-би-си сообщило: «Германское сообщение о бомбёжке Берлина интересно и загадочно, так как 7-8 августа английская авиация над Берлином не летала».

Точку в споре поставило сообщение Совинформбюро об успешном налете советской авиации на Берлин.

Это действительно произвело впечатление на всех — и на советских людей, и на немцев, и даже на союзников. Оказалось, что СССР не сломлен первыми неудачами и способен бить Рейх в самое сердце.

НЕУДАЧА КОМДИВА ВОДОПЬЯНОВА

Авиаудары по Берлину продолжались до 5 сентября. С каждым разом они становились все сложнее, росли потери — противник, уже знавший, откуда исходит угроза, задействовал ПВО по максимуму. А порой при возвращении советские бомбардировщики попадали под «дружеский огонь» собственных зенитчиков.

В ночь с 10 на 11 августа к ударам по Берлину подключились новейшие бомбардировщики Пе-8 из 81-й бомбардировочной авиадивизии, которой командовал участник спасения челюскинцев, Герой Советского Союза Михаил Водопьянов.

Однако операция оказалась не самой удачной. Из-за катастрофы одного из самолетов при взлете вместо 26 запланированных машин на Берлин отправились только 10. Выйти на цель удалось 6-ти, а вернуться на базу — лишь 2-м. Водопьянов, командовавший операцией, при возвращении был сбит над оккупированной территорией Эстонии, совершил вынужденную посадку и 2 дня вместе с экипажем выбирался к своим. К счастью, взять в плен знаменитого Героя Советского Союза немцам не удалось. После возвращения Водопьянов был снят с должности командира дивизии и продолжил войну как рядовой летчик.

НАГРАДЫ И ПРЕМИИ

Всего в 1941 году советская авиация совершила 9 налетов на Берлин, сбросив на него 21 тонну бомб и вызвав в городе 32 пожара. Самолеты, не сумевшие выйти к главной цели, наносили бомбовые удары по другим городам Германии. В ходе проведения операции наши потери составили 17 самолетов и 7 экипажей.

Гитлер был в ярости, и требовал немедленно захвата острова Сааремаа, с которого наносятся удары.

28 августа пал Таллин, что сделало невозможным дальнейшее снабжение авиагруппы на аэродроме Кагул. Советские бомбардировщики вернулись в места постоянного базирования. Бои за остров Сааремаа продолжались весь сентябрь, и лишь 3 октября оттуда были эвакуированы остатки советских частей.

За бомбардировки Берлина звание Героя Советского Союза было присвоено 10 участникам авианалетов, 13 человек были отмечены орденами Ленина, 55 — орденами Красного Знамени и Красной Звезды.

Помимо этого, каждому члену экипажа за удар по Берлину полагалась денежная премия в размере 2000 рублей, что в 4 раза выше, чем стандартная премия для членов экипажа дальнего бомбардировщика за успешный вылет.

По материалам: http://www.aif.ru/society/history/dlinnye_ruki_stalina_kak_sssr_bombil_berlin_letom_1941-go

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *