МОСКВА

Исследовательские материалы для виртуального зала «МОСКВА»

 

ЛАВРИНЕНКО ДМИТРИЙ ФЁДОРОВИЧ

Дмитрия Лавриненко считают самым результативным советским танковым асом. Всего за два с половиной месяца на фронте он уничтожил 52 боевые машины врага. В день столетней годовщины со дня рождения легендарного танкиста мы решили вспомнить, каким был его впечатляющий фронтовой путь…

Станица Бесстрашная находится на юге Краснодарского края. Именно здесь 14 октября 1914 года родился легендарный танкист Дмитрий Лавриненко, в первые месяцы войны поистине оправдавший название малой родины.

Его фронтовой путь начался с первых дней Великой Отечественной. Взвод лейтенанта Лавриненко в составе 15-й танковой дивизии в июле 1941 года после первых неудач советской армии был вынужден оставить город Станислав на западе Украины и отходить вглубь страны. В конце августа оставшиеся в живых бойцы 15-й дивизии вошли в состав 4-й танковой бригады полковника Михаила Катукова, а Дмитрий Лавриненко продолжил командовать танковым взводом.

Хладнокровный стратег, храбрый боец и грамотный командир, — именно эти качества характеризовали молодого танкиста и позволяли из тяжелейших схваток с врагом выходить победителем.

Свой боевой счет лейтенант Лавриненко открыл в боях под Мценском, куда осенью была переправлена танковая бригада Катукова.

6 октября 1941 года. Четыре «тридцатьчетверки» под командованием Лавриненко отправились на подмогу попавшей в окружение мотострелковой роте. Советские бойцы, пытаясь удержать высоту в районе села, терпели значительные потери. Их противотанковые орудия враг уничтожил в первую очередь, и предпринятая немцами атака могла обернуться поражением, если бы не танковый взвод Лавриненко. Т-34 появились будто из ниоткуда и открыли огонь по вражеским танкам. Загорелся один, другой… Меняя позиции, защитники предприняли еще несколько молниеносных атак. Маневренные «тридцатьчетверки» метким огнем крушили врага, находясь в постоянном движении.

Решив, что в атаку ринулась целая танковая дивизия, немцы отступили, оставив на поле боя 15 танков. В этом сражении лейтенант Лавриненко записал на свой счет 4 боевые машины врага.

Менялись населенные пункты, менялось положение наших войск, но бои продолжались. В этих боях оттачивалось мастерство советского танкового аса. То он действовал из укрытия, искусно упрятав боевые машины, то появлялся внезапно, предпринимая несколько коротких атак.

После войны генерал армии Д.Д.Люляшенко рассказывал о тактике блестящего танкиста: «…лейтенант Дмитрий Лавриненко, тщательно замаскировав свои танки, установил на позиции бревна, внешне походившие на стволы танковых орудий. И небезуспешно: фашисты открыли по ложным целям огонь. Подпустив гитлеровцев на выгодную дистанцию, Лавриненко обрушил на них губительный огонь из засады и уничтожил 9 танков, 2 орудия и множество гитлеровцев».

В конце октября 1941 года 4-ю танковую бригаду перебросили под Москву оборонять волоколамское направление. К этому времени на счету Дмитрия Лавриненко было около 19 вражеских танков.

Вскоре экипаж командира взвода снова отличился, на этот раз в бою под Серпуховом, где организовал засаду на головной разведывательный отряд гитлеровцев. Т-34 Лавриненко при поддержке пехоты уничтожил три орудия и до двух взводов солдат, а в качестве трофея пригнал в расположение бригады штабной немецкий автобус. Правда, столь блистательная победа едва не обернулась для танкистов трибуналом. Дело в том, что за несколько дней до сражения полковник Катуков оставил «тридцатьчетверку» Лавриненко охранять штаб 50-й армии. Было известно, что штабное командование вскоре отпустило танкистов, однако в расположение бригады они не прибыли. Куда подевались бойцы — оставалось загадкой.

Оказалось, что защитники, не нагнав свою танковую бригаду, заехали в Серпухов побриться, но задержались, узнав, что на город надвигаются немцы, а силы, способной дать им отпор в городе не оказалось…

Гремели бои под Москвой. Уже старший лейтенант Дмитрий Лавриненко участвовал во взятии Скирмановского плацдарма, в боях у деревни Гусенево, села Лысцево. За это время танкист пережил потерю двух членов экипажа — радист Александр Шаров и механик-водитель Михаил Бедный погибли, когда один из вражеских снарядов угодил в танк.

Но Дмитрий Лавриненко сдаваться не собирался. В конце ноября он написал домой, в станицу Бесстрашная:

«Проклятый враг все стремится к Москве, но ему не дойти до Москвы, он будет разбит. Недалек тот час, когда мы будем его гнать и гнать, да так, что он не будет знать, куда ему деваться. Обо мне не беспокойтесь. Погибать не собираюсь. Пишите письма срочно, немедленно».

18 декабря 1941 года в тяжелом бою у деревни Горюны Лавриненко уничтожил свой последний 52-й танк. Сразу после боя немцы открыли по деревне артиллерийский огонь. Выскочив из танка, старший лейтенант Лавриненко направился с докладом к командиру и попал под обстрел. Минометный осколок смертельно ранил Лавриненко, оборвав жизнь блестящего танкиста.

Незадолго до этого командование танковой бригады направило представление Лавриненко к высшей награде — званию Героя Советского Союза.

Заслуженная награда была присвоена танкисту посмертно и лишь в 1990 году.

Источник: http://defendingrussia.ru/a/tankovyj_as_lavrinenko_pogibat_ne_sobirajus_-943/

«Назревало ЧП…

В полдень 20 октября к штабу бригады, лязгая гусеницами, подкатила тридцатьчетверка, а вслед за ней немецкий штабной автобус. Люк башни открылся и оттуда, как ни в чем ни бывало, вылез Лавриненко, а следом за ним члены его экипажа – заряжающий рядовой Федотов и стрелок-радист сержант Борзых. За рулем штабного автобуса сидел механик-водитель старший сержант Бедный. На Лавриненко набросился разгневанный начальник политотдела Деревянкин, требуя объяснения причин задержки неизвестно где находившихся все это время лейтенанта и членов его экипажа. Вместо ответа Лавриненко вынул из нагрудного кармана гимнастерки бумагу и подал ее начальнику политотдела. В бумаге было написано следующее: «Полковнику тов. Катукову. Командир машины Лавриненко Дмитрий Федорович был мною задержан. Ему была поставлена задача остановить прорвавшегося противника и помочь восстановить положение на фронте и в районе города Серпухова. Он эту задачу не только с честью выполнил, но и геройски проявил себя. За образцовое выполнение боевой задачи Военный совет армии всему личному составу экипажа объявил благодарность и представил к правительственной награде. Комендант города Серпухова комбриг Фирсов».

Дело оказалось вот в чем. Штаб 50-й армии отпустил танк Лавриненко буквально вслед за ушедшей танковой бригадой. Но дорога оказалась забитой автотранспортом и, как ни торопился Лавриненко, нагнать бригаду ему не удалось.

Прибыв в Серпухов, экипаж решил побриться в парикмахерской. Только Лавриненко уселся в кресло, как внезапно в зал вбежал запыхавшийся красноармеец и сказал лейтенанту, чтобы тот срочно прибыл к коменданту города комбригу Фирсову.

Явившись к Фирсову, Лавриненко узнал, что по шоссе из Малоярославца на Серпухов идет немецкая колонна численностью до батальона. Никаких сил для обороны города у коменданта под рукой не было. Части для обороны Серпухова должны были вот-вот подойти, а до этого вся надежда у Фирсова оставалась на один-единственный танк Лавриненко.

В роще, у Высокиничей, Т-34 Лавриненко стал в засаду. Дорога в обе стороны просматривалась хорошо. Через несколько минут на шоссе показалась немецкая колонна. Впереди тарахтели мотоциклы, потом шла штабная машина, три грузовика с пехотой и противотанковыми орудиями. Немцы вели себя крайне самоуверенно и не выслали вперед разведку.

Подпустив колонну на 150 метров, Лавриненко расстрелял колонну в упор. Два орудия были сразу же разбиты, третье немецкие артиллеристы пытались развернуть, но танк Лавриненко выскочил на шоссе и врезался в грузовики с пехотой, а затем раздавил орудие. Вскоре подошла пехотная часть и добила ошеломленного и растерянного противника.

Экипаж Лавриненко сдал коменданту Серпухова 13 автоматов, 6 минометов, 10 мотоциклов с колясками и противотанковое орудие с полным боекомплектом. Штабную машину Фирсов разрешил забрать в бригаду. Ее-то своим ходом и вел пересевший из тридцатьчетверки механик-водитель Бедный. В автобусе оказались важные документы и карты, которые Катуков немедленно отправил в Москву».

ИЗ БИОГРАФИИ ГЕРОЯ

Дмитрий Федорович Лавриненко родился 10 сентября 1914 года в станице Бесстрашной на Кубани. В семь лет пошел в школу. В 1931 году Дмитрий окончил школу крестьянской молодежи в станице Вознесенской, после чего был послан на трехмесячные педагогические курсы. После их окончания работал учителем в начальной школе хутора Сладкого. Тогда Лавриненко едва исполнилось 17 лет.

В 1934 году, за два года до призыва, Лавриненко подал заявление о своем желании служить в рядах Красной Армии. Год Дмитрий прослужил в кавалерии, а затем был зачислен в танковую школу в Ульяновске.

Окончив ее в мае 1938 года, Лавриненко получил звание младшего лейтенанта. В этом звании он участвовал в «освободительном» походе в Западную Украину, а в июне 1940 года в походе в Бессарабию.

Начало Великой Отечественной войны лейтенант Дмитрий Лавриненко встретил у самой границы в должности командира взвода 15-й танковой дивизии, которая дислоцировалась в городе Станиславе, на территории Западной Украины.

Отличиться в первых боях с немцами Лавриненко не удалось. Однако во время отступления Дмитрий проявил характер и наотрез отказался уничтожить свой неисправный танк, как это делали другие экипажи, чтобы не стеснять движение пятившихся на восток войск. Лавриненко добился своего, и его танк каким-то чудом следовал за отступавшими частями 15-й танковой дивизии. Только после того, как оставшийся личный состав дивизии был отправлен на переформирование, Лавриненко сдал свою неисправную машину в ремонт.

Впервые Лавриненко отличился в сражении под Мценском, когда 4-ая танковая бригада полковника М.Е. Катукова отражала яростные атаки 2-й немецкой танковой группой генерал-полковника Гейнца Гудериана.

6 октября 1941 года во время боя в районе села Первый Воин танковая группа лейтенанта Лавриненко, состоявшая из четырех танков Т-34, решительно атаковала колонну немецких танков, втянувшихся в лощину для уничтожения мотострелкового батальона бригады. Атака группы Лавриненко оказалась весьма своевременной, так как гудериановские танки, окружив пехоту, начали расстреливать ее из пулеметов и давить гусеницами. Избегая подхода на излишне близкую дистанцию, Т-34 открыли огонь по танкам противника. Постоянно меняя огневые позиции, появляясь в различных местах, четыре тридцатьчетверки производили на немцев впечатление действий большой танковой группы. В этом бою экипаж лейтенанта Лавриненко уничтожил 4 немецких танка, экипаж старшего сержанта Антонова – 7 танков и 2 ПТО, экипаж сержанта Капотова – 1 танк, экипаж младшего лейтенанта Полянского – 3 танка и 4 мотоцикла. Взвод же Лавриненко потерь не имел. Бой был проведен быстро, мотострелковый батальон был спасен.

9 октября в бою у деревни Шеино Лавриненко удалось одному отразить атаку 10 немецких танков. Используя проверенную в деле тактику танковых засад и постоянно меняя позицию, экипаж Лавриненко сорвал танковую атаку противника и при этом сжег один немецкий танк.

К 11 октября на счету Лавриненко имелось уже 7 танков, 1 ПТО и до двух взводов уничтоженной немецкой пехоты.

Вновь отличился Лавриненко уже в боях на Волоколамском направлении. К тому времени 4-я танковая бригада постановлением ГКО была переименована в 1-ю гвардейскую.

17 ноября 1941 года недалеко от села Лысцево танковая труппа под командованием уже старшего лейтенанта Лавриненко, состоявшая из трех танков Т-34 и трех танков БТ-7, вступила в бой с 18 немецкими танками. В этом бою немцам удалось поджечь два БТ и повредить две тридцатьчетверки, но и сами они потеряли в этой схватке 7 танков. Танк Лавриненко в этом бою повреждений не имел, и вскоре остатки его танковой группы заняли село Лысцево. Вслед за танками Лавриненко село занял стрелковый полк.

Однако, пока группа Лавриненко вела бой за Лысцево, немцы, занявшие на следующий день деревню Шишкине, осуществили прорыв на правом фланге Панфиловской дивизии и, развивая успех, вышли в тыл тому самому стрелковому полку, с которым взаимодействовал Лавриненко. Более того, таким глубоким маневром немцы могли окружить другие части Панфиловской дивизии. Из коротких переговоров со штабом генерала Панфилова Лавриненко узнал, что танковая колонна противника уже движется в тылу боевых порядков дивизии.

Оставался единственный выход из создавшегося положения: применить испытанный в боях верный способ – бить противника из засады.

Лавриненко скрытно вывел свой Т-34 навстречу немецкой танковой колонне и вблизи шоссе, идущего на Шишкине, поставил свой танк в засаду,. Правда, на этот раз позицию, которую занял танк Дмитрия трудно было назвать засадой, так как удобных укрытий нигде не было. Выручило лишь то, что выкрашенный белилами танк Лавриненко в заснеженном поле был почти незаметен и в первые минуты боя в наиболее выгодном положении оказались советские танкисты.

Вскоре немецкая колонна, состоявшая из 18 танков, выползла на дорогу. Соотношение сил было далеко не в пользу Лавриненко. Но раздумывать некогда – тридцатьчетверка открыла огонь. Лавриненко ударил по бортам головных немецких танков, перенес огонь на замыкающие, а затем, не давая противнику опомниться, дал несколько пушечных выстрелов по центру колонны. Шесть немецких танков уничтожил экипаж Лавриненко, а сам незаметно, опять же прикрываясь складками местности, ускользнул от преследования.

Ускользнул невредимый. Так один танк Лавриненко застопорил дальнейшее продвижение колонны немецких танков. 19 ноября 1941 года в деревне Гусенево старший лейтенант Лавриненко был свидетелем гибели командира 316-й стрелковой дивизии генерала И.В. Панфилова. Его танк находился как раз неподалеку от КП Панфилова.

В этот момент на шоссе у села появилось 8 немецких танков. Экипаж Лавриненко моментально занял свои места в машине и тридцатьчетверка на максимальной скорости помчалась навстречу немецким танкам. Перед самой колонной она резко свернула в сторону и застыла на месте. Тотчас раздались выстрелы. Лавриненко бил в упор, с близкого расстояния. Заряжающий Федотов едва успевал подавать снаряды. Первым же выстрелом был уничтожен головной танк. Остальные встали. Это помогло Лавриненко стрелять без промаха. Семью снарядами он уничтожил семь танков. На восьмом выстреле заело спусковой механизм орудия, и последнему немецкому танку удалось скрыться.

Не успели танкисты остыть от этой схватки, как на шоссе появилось еще 10 немецких танков. На этот раз Лавриненко выстрелить не успел: болванка пробила борт его тридцатьчетверки. Механик-водитель Бедный был убит. Стрелок-радист Шаров был смертельно ранен осколком в живот. Лавриненко с Федотовым с трудом вытащили его через люк башни. Но Шаров тут же скончался. Бедного вынести не удалось: в пылающей машине начали рваться снаряды.
К 5 декабря 1941 года, когда Лавриненко был представлен к званию Героя Советского Союза, на его счету было 47 уничтоженных немецких танков, Однако, Лавриненко почему-то наградили только орденом Ленина. Правда, к тому времени его уже не было в живых.

Свой последний танк Лавриненко уничтожил в боях на подступах к Волоколамску 18 декабря 1941 года. Его передовой отряд прорвался в район Гряды-Чисмены и застиг немцев врасплох. Не ожидая подхода главных сил, Лавриненко решил атаковать село Покровское.

Но противник опомнился, пропустил группу Лавриненко вперед и, подтянув 10 танков и ПТО, стал продвигаться к деревне Горюны, чтобы отрезать передовой отряд от основных сил бригады. Обнаружив у себя в тылу движение немецких танков, Лавриненко развернул свою роту и повел ее в атаку на Горюны.

Как раз в этот момент к Горюнам подошли и главные силы подвижной группы Катукова. В итоге немцы сами попали в клещи. Разгром им был учинен полный. В этом бою Лавриненко уничтожил свой 52-й немецкий танк, 2 ПТО и до полусотни немецких солдат.

Потерпев неудачу, противник обрушил на Горюны шквальный огонь из тяжелых минометов, В это время полковник Н. А. Чернояров, командир 17-й танковой бригады, также входившей в состав подвижной группы Катукова, вызвал Лавриненко к себе для уточнения и увязки дальнейших действий. Доложив полковнику обстановку и получив приказ двигаться вперед, Лавриненко направился к своему танку. Но, не дойдя до него нескольких шагов, вдруг упал в снег. Маленький осколок мины оборвал жизнь самого результативного танкиста Красной Армии.

Провоевал Лавриненко недолго – не прошло и шести месяцев с первого его боя на границе до гибели под Москвой. Он участвовал в 28 ожесточенных схватках и всегда выходил победителем. Трижды горел в танке, В бою действовал на редкость активно и находчиво. Даже находясь в обороне, Лавриненко не ждал противника, а искал его, применяя самые эффективные способы ведения боя. Результат – 52 уничтоженых танка.
Конечно, в настоящее время известны имена более результативных танковых асов. По сравнению с такими асами как Виттман, Кариус и другими, количество танков, уничтоженных Лавриненко, невелико.

Почти все немецкие танковые асы прошли всю войну, от начала до конца. Поэтому их результаты столь значительны, что вызывают восторг и удивление у тех, кто интересуется бронетехникой и историей Второй мировой войны.

Однако Лавриненко уничтожил свои танки в самые критические и трагические дни 1941 года. Не стоит забывать и тот факт, что Лавриненко уничтожил свои 52 танка всего за 2,5 месяца ожесточенных боев! Его результат мог быть значительно выше, если бы осколок мины не убил старшего лейтенанта.

Листовка с описанием подвига Д. Лавриненко, изданная в феврале 1942 года.  (см. презентацию)

Следует отметить, что Лавриненко воевал на танках Т-34/76 образца 1941 года, у которых (как впрочем, и на всех модификациях танков Т-34 с 76-мм пушкой) функции командира и наводчика выполняло одно лицо – сам командир танка. Как известно, и на «тиграх», и на «пантерах» командир танка только командовал боевой машиной, а отдельный член экипажа – наводчик – вел огонь из орудия, Командир же помогал наводчику, что позволяло наиболее успешно бороться станками противника.

Также известно, что приборы наблюдения и круговой обзор у Т-34 образца 1941 года был значительно хуже, чем у более современных «Тигров» и «Пантер». Да и в башне первых тридцатьчетверок было крайне тесно.

Заканчивая рассказ о Дмитрии Лавриненко, следует напомнить еще об одном факте. До 1990 года самый результативный советский танкист так и не был удостоен звания Героя Советского Союза. По иронии судьбы этим званием награждались и истинные герои, и отпетые негодяи, генсеки и престарелые маршалы. О Лавриненко знали многие, но присвоить ему звание не торопились.

Справедливость восторжествовала только 5 мая 1990 года, когда первый и последний президент Советского Союза присвоил-таки старшему лейтенанту Дмитрию Федоровичу Лавриненко звание Героя Советского Союза (посмертно).

Источник http://otvaga2004.ru

Дмитрий Федорович Лавриненко был похоронен на месте боя, около шоссе, между сёлами Покровское и Горюны. Позднее перезахоронен в братской могиле в деревне Деньково Волоколамского района Московской области.

Использованы материалы фотохроники  сайта ОБОРОНА МОСКВЫ

http://xn—-7sbcg3blegbaest6l.xn--p1ai/?page_id=2934

http://xn—-7sbcg3blegbaest6l.xn--p1ai/?portfolio=%D0%BB%D0%B0%D0%B2%D1%80%D0%B8%D0%BD%D0%B5%D0%BD%D0%BA%D0%BE-%D0%B4%D0%BC%D0%B8%D1%82%D1%80%D0%B8%D0%B9-%D1%84%D0%B5%D0%B4%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87

КОЛЛЕКЦИЯ ИНТЕРЕСНЫХ ФАКТОВ

Из истории Московского сражения

«16 октября 1941 г. через линию фронта просочился отряд вражеской мотопехоты. Никем не сдерживаемый, он докатился до Москвы так близко, как это не удалось больше никому. На­встречу мотопехоте устремился отряд танков БТ-7.

Они промча­лись по улице Горького, выехали на Ленинградское шоссе и у горбатого Химкинского моста, переброшенного через канал, столкнулись с противником. Все захватчики были уничтожены.

Бой произошел в 15 км от Кремля. Прибывшая к месту кинохро­ника смогла заснять лишь разбитые мотоциклы да трупы сол­дат» (Московская правда. 1987. 15 октября).

Об этом факте долгое время не сообщалось в печати…